обмен лучшими практиками как называется

Обмен лучшими практиками как называется

Сегодня я хочу познакомить вас с еще одной заметкой Нэнси Диксон – «Какие элементы усовершенствований возможно передать, и как их адаптировать?» (What elements of an improvement are transferable, and what adaptations are needed?).

Традиционный подход к переносу лучших практик включает два этапа:

При такой организации процесса вся ответственность за перенос и адаптацию ложится на слушателей. По мнению Нэнси, более эффективно переложить ответственность на «транслятора» – лицо, которое делится своим опытом. Для этого организуется групповая дискуссия, которая начинается с прояснения контекста – ситуации в той организации/подразделении, куда переносится опыт. Слушатели делятся тем, с какой проблемой они столкнулись, почему это важно для них, как они уже пробовали решить эту проблему. А «транслятор» задает вопросы, чтобы понять контекст как можно лучше, и затем делится идеями из своего опыта, которые, по его мнению, могут помочь в решении проблемы. При этом его задача заключается не в том, чтобы дать конкретный план действий, а в том, чтобы раскрыть ключевые концепции и поделиться своим видением, как ключевые концепции могут быть применены в ситуации слушателей. Конкретные шаги из опыта «транслятора» могут быть неприменимы в новом контексте, а вот идеи, которые лежали в основе этих шагов, – будут полезны.

Что интересно: такой подход к передаче лучших практик углубляет понимание не только у слушателей, но и у самого «транслятора». Для более эффективной организации дискуссии Нэнси предлагает привлекать со стороны «транслятора» нескольких человек (в идеале – представителей разных групп, участвовавших в создании усовершенствования), чтобы обеспечить разнообразие точек зрения. Также она рекомендует придерживаться шести принципов:

Эффективность предложенного Нэнси подхода исходит из сути неявного знания: когда мы работаем в сложных системах, существенная часть нашего научения заключается в приобретении неявного знания. Мы легко действуем на его основе, но нам трудно его вербализовать для передачи другим людям. Погружаясь в новый контекст, нам проще «вытянуть» из своего неявного знания необходимые для передачи элементы.

Нэнси иллюстрирует эту мысль с помощью отрывка из книги Гарри Клейна «Источники силы». В нем описывается ситуация, когда пожарная команда приехала на обычный с виду вызов: горела одна сторона частного дома, в районе кухни, и пламя было не очень сильным. Пожарные вошли внутрь дома и начали тушить пламя, но с двух попыток у них ничего не вышло. Лейтенант, руководивший группой, интуитивно почувствовал, что что-то идет не так, и приказал всей группе выйти из дома. Как только они вышли, пол в том месте, где они находились, рухнул. Оказалось, что источник пожара находился в подвале, поэтому пламя наверху в доме было несильным, но загасить его не удавалось. Гарри Клейну пришлось задать немало настойчивых вопросов этому лейтенанту, пока тот, наконец, не осознал все кусочки паззла его знаний, которые он мгновенно сложил в своем подсознании в критической ситуации: огонь был небольшим, а в комнате было слишком жарко для такого огня, поэтому источник может быть не в комнате, а под комнатой, что представляет серьезную опасность.

Наше неявное знание запрятано настолько глубоко, что вытянуть его получается только в контексте реальной ситуации. Именно поэтому тем людям, которые хотят поделиться своим успешным опытом, полезно погрузиться в конкретную ситуацию «получателей». Конечно, такой подход имеет свои ограничения: группе «трансляторов» приходится встречаться с каждой группой «получателей» отдельно (вместо того, чтобы в течение пары часов рассказать о своем успехе в режиме конференции с сотней участников). Однако и эффект несоизмеримо выше.

Источник

Почему важно делиться знаниями внутри компании, и как внедрить такой подход

thumb katrina novakovic 600

Что такое сообщества практики, какую пользу они несут бизнесу и как внедрить их в компании?

Катрина Новакович, директор по персоналу отдела предпродаж и услуг в регионе EMEA Red Hat, специально для Executive.ru

Трудности при обмене знаниями и опытом – это одна из самых распространенных проблем компаний, особенно крупных. В частности, многие большие организации не могут эффективно наладить обмен информацией и доносить до сотрудников ключевые для своего бизнеса концепции, будь то технические данные, специфика бизнес-процессов или отраслевые знания. В результате ослабевает способность взращивать таланты, тормозится взаимодействие подразделений, нарушается работа с клиентами и партнерами.

Эту проблему можно решить, опираясь на опыт сообществ разработки ПО с открытым кодом. Вместо того, чтобы в закрытом режиме создавать материалы для обмена опытом, организациям стоит предоставить возможность вносить свою лепту в их создание всем желающим, внедрив так называемые сообщества практики, которые:

Внутрикорпоративные знания и опыт: делиться, а не прятать

Не стоит удивляться, что компании, культивирующие обмен знаниями и опытом, имеют серьезную фору в том, что касается повышения квалификации, координации команд или реализации комплексных проектов с охватом всей организации.

Однако добиться эффективного общения и обмена информацией между отделами и подразделениями может быть непросто, особенно в крупном бизнесе. Еще труднее, придется руководителю, решившему наладить обмен знаниями и опытом в общекорпоративном масштабе. В реальной жизни ему скорее всего придется столкнуться с тем, что называется «ограничение знаний».

Ограничение знаний – это намеренное ограничение доступа к информации, чтобы сохранить монополию отделов и команд на важные технические, предметные или отраслевые знания. Для организации это может стать большой проблемой, гораздо более серьезной, чем привычная изолированность людей и команд, когда те просто не в курсе, чем занимаются их коллеги.

Причины намеренного ограничения доступа, как правило, лежат в нежелании делиться знаниями, которые воспринимаются как личная заслуга и результат долгого труда. Однако такой подход не приносит компании никакой пользы. Отсутствие обмена информацией ограничивает возможности для развития талантов, мешает взаимодействию подразделений и ухудшает качество работы с партнерами или клиентами.

Эта проблема может настолько сильно укорениться в организации, что даже первые шаги к более широкому и открытому обмену практиками могут восприниматься как покушение на суверенную территорию. К счастью, опыт сообществ разработки ПО с открытым кодом дает множество полезных уроков и примеров, которые помогут начать работу в этом направлении.

Открытый код – это прежде всего сотрудничество

Проекты разработки ПО с открытым кодом, т.е. программ, исходные коды которых открыты всем желающим для свободного использования, копирования, изменения и распространения, опираются на огромное сообщество программистов, которые на постоянной основе разрабатывают, поддерживают и отлаживают такие программы.

Любой желающий может внести в проект свою лепту, ознакомиться с предыдущими версиями кода и следить за дискуссией разработчиков при разработке новых версий ПО. По сути, это означает, что все знания о проекте демократизированы, здесь нет никакого фейсконтроля, отсеивающего желающих поучаствовать в написании кода, и любой сторонний наблюдатель всегда может понять, куда движется проект.

В итоге ПО с открытым кодом порождает открытую меритократическую культуру. В сообществе открытого кода отсутствует выгода от ограничения знаний. Наоборот, разработчики охотно делятся своими идеями и открыты к оценке со стороны коллег. Новые концепции и идеи постоянно становятся общим достоянием и объектом сотрудничества, и это в конечном счете продвигает проект вперед к новым достижениям и результатам.

Это открывает двери свежим идеям, помогая ускорить вывод продуктов на рынок, в то же время давая возможность быстрее выявлять стоящие на пути проекта ошибки и упущения.

А теперь главное – применимость культуры сообществ разработки ПО открытого кода не ограничивается только сферой ПО. Компании свободно могут внедрить организационные методы и приемы такой работы для решения проблемы ограничения знаний.

Что такое сообщества практики

Как же организации улучшить обмен знаниями? По примеру сообществ открытого кода она должна сосредоточиться на создании пространства для обмена ценными знаниями. Однако цель не в обмене знаниями как таковыми, а в его выгоде для всех участников процесса. Например, любой участник проекта разработки ПО с открытым кодом может предложить свой вариант кода, но принят он будет лишь в том случае, если сообщество признает его полезным.

Именно так возникают так называемые сообщества практики (Communities of Practice, CoP) – внутренние площадки, созданные исключительно для обмена и оттачивания знаний, информации и практик по конкретным предметам. Эти площадки работают по методу сообществ открытого кода, объединяя людей с общими интересами, целями и задачами.

Участники объединяются в группы для создания общего пула знаний и разработки материалов, которые доступны всем желающим внутри организации для решения собственных задач, развития и дополнения этой документации.

Читайте также:  геотекстиль под мульчу какой лучше

Что дают сообщества практики

Сообщества практики помогают улучшить и стандартизировать процессы обмена внутрикорпоративными знаниями, а также создавать общедоступные в рамках организации материалы. Эти сообщества будут полезны в самых разных областях: от производства обучающих ресурсов и в привлечения потенциальных клиентов, до разработки схем IT-архитектур и сценариев установки ПО.

Сообщества практики стимулируют совместное принятие решений силами кросс-функциональных групп, значительно повышая эффективность и скорость работы. Повторное использование уже наработанных материалов, в том числе в качестве строительных блоков при решении других задач, экономит массу времени и сил, а наличие площадки для обмена опытом облегчает получение и развитие профессиональных навыков.

Более того, за представленными на такой площадке материалами стоит опыт людей, добившихся высоких результатов, с которыми при необходимости можно связаться и получить консультацию.

Как внедрить сообщества практики

При внедрении сообществ практики можно использовать два подхода. Первый подход называется «сверху-вниз» и требует активного участия руководства. Руководителю в первую очередь нужно сосредоточиться на стратегии, постановке целей и задач, а также создании необходимых условий и выработке критериев успеха.

Например, важный, но часто упускаемый из виду момент касается выкраивания времени для работы в сообществах практики. Ответив на это вопрос, можно переходить непосредственно к реализации: создавать основные команды, настраивать необходимые системы и инструменты, а также регулярно участвовать в общении.

Если вы хотите, чтобы шестеренки закрутились быстрее, стоит попробовать подход «снизу-вверх» и начать с создания лишь одного сообщества практики. Соберите группу единомышленников, заинтересованных в обмене знаниями и продвижении обучения в области, которая совпадает со стратегией вашей организации. Сделайте 2-3 сотрудников лидерами этого сообщества и выработайте цели, а также план коммуникации. После чего у вас появится основа для начала работы.

Опыт сообществ открытого кода может принести много пользы, особенно когда необходимо бороться с негативными последствиями жесткой иерархии и замкнутой моделью подразделений (и контрпродуктивной внутренней конкуренцией).

Помимо перехода на культуру открытого кода, внедрение сообществ практики позволит вам извлечь пользу из творчества и энергии ваших команд, одновременно предоставив им поддержку в виде демократической модели управления. Именно уникальность этой культуры в плане открытости, демократичности и меритократичности объясняет эффективность открытого кода как стратегии управления.

Источник

Как перенять передовой опыт других компаний

Когда колхозники в советских фильмах демонстрировали свои достижения на сельскохозяйственных выставках и наносили друг другу визиты для обмена передовым опытом, это не называлось бенчмаркингом. Но по сути было именно им. Когда Никита Сергеевич Хрущев посещал американские фермы и восхищался урожаем кукурузы и надоями молока, он тоже занимался бенчмаркингом.

В самом общем смысле бенчмаркинг — это сравнение с лучшим. Бенчмаркинг помогает относительно быстро и с наименьшими затратами совершенствовать бизнес-процессы. Он позволяет понять, как работают передовые компании и добиваться таких же или более высоких результатов. Ценность бенчмаркинга не только в том, что отпадает необходимость изобретать велосипед. Внимательно изучая достижения и ошибки других компаний, можно разработать собственную максимально эффективную модель бизнеса.

Какой бенчмаркинг подходит Вашей компании

Существует много видов бенчмаркинга: конкурентный, общий, внутренний, стратегический, функциональный. Какой из них выбрать? Все зависит от того, какую задачу ставит Генеральный Директор.

Конкурентный бенчмаркинг следует применять, если Генеральный Директор решил сравнить показатели работы своей фирмы с аналогичными показателями прямых конкурентов. Надо сказать, что российские компании чаще всего применяют именно такой вид бенчмаркинга. Сбор информации о конкурентах Вы можете поручить маркетологам-аналитикам. Они проанализируют продукцию конкурентов, их цены, бизнес-практику, опросят потребителей, выяснят их мнение о товарах (услугах) конкурентов. На основе собранных данных можно будет сделать вывод, какие действия конкурентов привели к успеху. Иногда для изучения конкурентов прибегают к методам конкурентной разведки (более подробно о конкурентной разведке см. в статье «Как узнать всю правду о конкурентах», № 2 — 2006). Однако не следует отождествлять конкурентную разведку с бенчмаркингом.

Также возможен и открытый, добровольный обмен информацией — например, в рамках профессиональных объединений и ассоциаций. У читателей может возникнуть вопрос: зачем компании раскрывать информацию о себе? Дело в том, что выступать в качестве эталона престижно. Это повышает инвестиционную привлекательность фирмы и позволяет на разных уровнях лоббировать свои интересы. Кроме того, многие Генеральные Директора уверены, что если компания кого-то учит, то при этом развивается и сама.

Рассказывает практик

Анастасия Татулова, Директор по маркетингу компании Ralf Ringer, Москва

Компания Ralf Ringer занимается производством и продажей мужской обуви. Основана в 1996 году. Имеет собственные производства в Москве и Владимире, сотрудничает с шестью обувными фабриками России. Объем производства ежегодно увеличивается и в 2005 году составил 1,5 млн пар. Обувь Ralf Ringer продается в фирменных магазинах компании (в Москве, Санкт-Петербурге и Ярославле) и в 1700 магазинах 300 дилеров компании в России и СНГ. Штат Ralf Ringer — около 2000 сотрудников.

В обувной отрасли нам как лидеру рынка равняться не на кого (если иметь в виду отечественных производителей). Напротив, очень часто что-то заимствуют у нас. Руководство компании относится к этому спокойно. Например, два года назад наша фирма была единственной в отрасли, кто давал телевизионную рекламу. Сейчас к этому виду рекламы начинают прибегать и другие производители. Появляются компании, которым небезразлична их репутация, они рассчитывают на то, что будут продавать свою обувь и через десять, и через двадцать лет. Потребителя призывают: не иди на рынок, иди в магазин, там найдешь качественную вещь. И покупатель постепенно переориентируется с продукции, купленной на рынке неизвестно у кого, на более дорогую, но качественную обувь. Нам это тоже выгодно.

Поэтому, когда к нам обращаются с вопросами, мы охотно отвечаем. У нас очень много разработок: когда занимаешь лидерские позиции, приходится все придумывать самим. Бывает неприятно, когда наши методы берут без спроса. Но если мне звонят и просят какие-либо разработки и я понимаю, что компания не с нашего рынка или не прямой конкурент (например, производит детскую обувь), то почему бы и не поделиться опытом?

Полезный опыт можно перенять у фирм, действующих в других отраслях. Это общий бенчмаркинг. На Западе его применяют довольно часто. В отличие от конкурентного бенчмаркинга, здесь у Генерального Директора больше шансов договориться с какой-то фирмой о предоставлении информации и изучении ее делового опыта. Например, американская машиностроительная компания Caterpillar (производитель широкого спектра продукции, в том числе тракторов, самосвалов и дизельных двигателей) для изучения передового опыта, касающегося построения эффективной системы управления, обратилась к опыту высокотехнологичных компаний. В конце 1980-х – начале 1990-х годов руководство Caterpillar посетило IBM, Texas Instruments и ряд других компаний, а затем предприятие провело реорганизацию и сформировало продуктовые дивизионы.

Говорит Генеральный Директор

Андрей Младенцев, Генеральный Директор ОАО «Нижфарм», Нижний Новгород

Компания «Нижфарм» — одна из ведущих российских фармацевтических компаний. Основана в 1919 году. С января 2005 года «Нижфарм» входит в структуру международной фармацевтической компании Stada. В продуктовом портфеле «Нижфарма» более 100 наименований дженериковых и брендовых лекарственных препаратов (собственного производства и выпускающихся компанией Stada).

При решении некоторых бизнес-задач мы обращаем внимание на опыт не только фармацевтических компаний, но и компаний других видов бизнеса. Например, наша политика продаж, которая определяет взаимосвязь между скидкой, отсрочкой платежа и объемом закупаемой продукции, основана на анализе бизнеса по продаже кофе в США и Канаде. Мы несколько лет не могли построить такую политику продаж, которая минимизировала бы субъективизм в принятии решений. Для разных групп дистрибьюторов (региональных, национальных и локальных) были свои условия. При этом в каждом конкретном случае скидка могла быть скорректирована с учетом аргументов (не всегда объективных) дистрибьюторов. Нас не устраивало такое положение вещей. Мы поставили цель — разработать политику, которая обеспечила бы всем дистрибьюторам равные права.

Один канадский бизнесмен, продающий кофе, придумал систему эффективной ценовой политики и сделал революционное предложение дистрибьюторам. Его конкуренты в течение десяти лет говорили, что он не прав, а потом сами перешли на его систему. Пример канадского бизнесмена нас вдохновил, и мы в течение полугода смогли создать свою политику дистрибуции. Она была запущена вначале 2004 года и с тех пор не менялась. Это показатель того, что найденное решение — оптимально.

Иногда Генеральному Директору полезно обратить внимание на удачные бизнес-решения, реализованные в одном из структурных подразделений его компании, и распространить их на другие службы. Это называется внутренним бенчмаркингом. Например, можно сравнить эффективность работы отдела сбыта и отдела закупок. В холдингах можно сопоставлять одну и ту же функцию (скажем, работу отделов маркетинга) на разных предприятиях. Пример удачного использования внутреннего бенчмаркинга — опыт петербургской компании «Первомайская заря». Изучая работу своего дочернего предприятия ООО «Курт Келлерманн СПб», руководство «Первомайской зари» обнаружило, что там хорошо управляют закупками сырья. В частности, дочерняя компания договорилась с поставщиками о том, что будет приобретать у них с большими скидками невыкупленные остатки тканей (стоки). В результате руководство «Первомайской зари» приняло ряд аналогичных мер по работе со стоками.

Читайте также:  интернет в новороссийске лучший провайдер

Стратегический бенчмаркинг проводят, когда Генеральный Директор решает освоить новые рынки или выпустить новый продукт. Во многих отраслях российской экономики рынок до сих пор замкнутый, неструктурированный. Его анализ вряд ли позволит разработать долгосрочную стратегию деятельности компании. Поэтому, чтобы определить стратегические приоритеты, можно изучать аналогичные зрелые и структурированные рынки, которые сложились в других странах. Примером может служить российский дистрибуторский рынок. Сегодня в России существует множество небольших и средних дистрибуторских компаний, которые занимаются перепродажей продукции от производителей ритейлерам. Но анализ мирового рынка показывает, что в России, как несколько десятилетий назад на Западе, бурно развиваются торговые сети, работающие напрямую с поставщиками. Поэтому многие дистрибуторские компании находятся на стадии умирания. Им на смену приходят компании, которые предоставляют квалифицированные услуги в области логистики. Есть шанс выжить и остаться на рынке также у специализированных компаний, которые занимаются мелкими поставками — например, развозят снеки по палаткам или поставляют скоропортящиеся товары (замороженные продукты, хлеб, цветы). «Логистам» заниматься такими сегментами не всегда выгодно, поэтому для небольших компаний есть перспективная ниша, но масштаб бизнеса в таком случае очень ограничен.

К функциональному бенчмаркингу стоит обратиться, когда Генеральный Директор хочет сравнить эффективность выполнения определенных функций (сбыта, закупок, управления персоналом и т. п.) с эффективностью аналогичных функций в других компаниях, причем необязательно в той же отрасли. Функциональный бенчмаркинг применяют во всех сферах деятельности предприятия — в производстве, логистике, финансах, управлении персоналом и т. д.

Рассказывает практик

Анастасия Татулова, Директор по маркетингу компании Ralf Ringer, Москва

В основном мы используем общий бенчмаркинг — сравниваем себя не с прямыми конкурентами, а с представителями смежных отраслей. Например, следим за тем, что делают производители одежды. В свое время мы очень много почерпнули у компании Sela. Кое-что заимствовали без разрешения, с помощью партизанской разведки, а кое-что взяли с их согласия. В частности, мы обратились к ним с просьбой поделиться методикой подбора помещений для магазинов. Проанализировав опыт разных компаний, мы пришли к выводу, что методика Sela подходит нам больше всего. Эта компания работает примерно в нашем ценовом диапазоне, и у них небольшие по площади магазины. Мы попросили разрешения воспользоваться их опытом. Они долго совещались, а потом прислали методику. Мы им очень благодарны за это.

Также мы ориентируемся на очень крупных западных производителей с многолетней историей, таких как Clarks, Mephisto. Например, наша ассортиментная линейка два года назад составляла 150 моделей, сейчас — 300. Дилеры нам говорили: «Китайцы везут 1000 моделей и продают миллион пар, а вы хотите продать миллион пар, имея всего 150 моделей». Однако для меня китайцы — не образец для подражания. Поэтому мы решили сравнить нашу ассортиментную линейку с ассортиментом компании Clarks. Эта компания продает 40 млн пар обуви, имея всего 250 моделей. Вот почему из 500 моделей, выставленных на ассортиментный совет, мы отбрасываем 40%, а оставшуюся коллекцию, в которой уверены, начинаем продавать.

Как организовать бенчмаркинг

Шаг 1. Определение проблемы и выбор показателей для сравнения. Главная задача состоит в том, чтобы сформулировать проблему, для решения которой Вы обратитесь к опыту других компаний. Необходимо понять, почему возникли разрывы между практикой Вашей компании и лидеров рынка. В чем их преимущество? Можно ли наверстать упущенное и сделать лучше, чем у других?

История бенчмаркинга

Родоначальниками бенчмаркинга как бизнес-технологии считают японцев, которые научились идеально копировать чужие достижения. В 1950-х годах они начали тщательно исследовать европейские и американские товары и услуги, выявляли их сильные и слабые стороны, а затем выпускали подобную продукцию по более низкой цене. При этом японцы успешно переносили технологии и ноу-хау из одной сферы бизнеса в другую.

На Западе бенчмаркинг начали активно использовать в конце 1970-х годов. В это время продукция японских фирм начала вытеснять американские товары на внутреннем рынке. Американские компании стали искать причины резкой утраты своих позиций. Впервые бенчмаркинг был проведен в корпорации Xerox Робертом Кэмпом. Компания Xerox стала проигрывать по объемам продаж копировальных аппаратов японской компании Fuji. Чтобы разобраться в причинах неудач, топ-менеджеры Xerox отправились в длительную командировку в Японию. Они изучали не только технические достижения коллег, но и японскую систему организации труда, работу с персоналом, корпоративную культуру. Использование этого опыта позволило Xerox снизить издержки, повысить производительность труда и улучшить качество обслуживания клиентов. С тех пор бенчмаркинг стал частью бизнес-стратегии Xerox.

Выбрав проблему, Генеральный Директор вместе с маркетологами-аналитиками или директором по развитию должны решить, по каким показателям проводить сравнение. К примеру, если фармацевтическая компания хочет развиваться не хуже, чем ее западные конкуренты, ей необходимы инвестиции в НИОКР и основные средства. Соответственно показателями для сравнения могут быть отношение инвестиций в НИОКР к прибыли компании, а также отношение объема продаж к основным фондам.

В других случаях показателями для сравнения могут выступать выручка на одного продавца, рентабельность производства и т. п. Например, Ирбитский мотоциклетный завод (ИМЗ) сравнивал себя с аналогичным производителем тяжелых мотоциклов в Индии — Royal Enfield. На обоих заводах работало около 900 человек. Но Ирбитский завод производил в год 1,5 тыс. мотоциклов, а завод в Индии — 22 тысячи. Следовательно, количество произведенных мотоциклов на одного человека на ИМЗ составляло 1,6 штуки, а на Royal Enfield — 24,4. То есть производительность труда индийского рабочего оказалась в 15 раз выше, чем российского. Вопрос: за счет чего?

Говорит Генеральный Директор

Андрей Младенцев, Генеральный Директор ОАО «Нижфарм», Нижний Новгород

В свое время нас волновали вопросы: насколько оптимально в нашей компании соотношение продаж и себестоимости продукции? Не слишком ли велики наши административные и коммерческие расходы? Насколько обоснованны наши нормативы по запасам сырья и готовой продукции? Мы получили ответы на эти вопросы, проведя сравнительный анализ наших показателей с аналогичными показателями других компаний. При этом надо заметить, что сравнивать «Нижфарм» с компаниями не из фармацевтической отрасли бесполезно, потому что каждая отрасль специфична. Мы также решили не проводить сравнения с российскими компаниями. Во-первых, на фармацевтическом рынке в конкурентной борьбе побеждают иностранные фирмы. Во-вторых, далеко не все российские компании открыты.

В фармацевтической отрасли работают разные по бизнес-модели компании: инновационные, у которых своя структура расходов, и дженериковые; к последним относится и «Нижфарм». Мы стали проводить бенчмаркинг с лучшими компаниями дженерикового типа, которые расположены в Восточной Европе — Болгарии, Венгрии, Польше, Словении, Хорватии и Чехии. В результате бенчмаркинга удалось определить оптимальный для нашей компании тип бизнес-модели, адекватное процентное отношение основных статей расходов к продажам, а также основные нормативы по оборотному капиталу, запасам и активам.

Шаг 2. Выбор объекта для сравнения и сбор информации. Определив проблему, надо найти правильный объект для сравнения. С кем себя сравнить? Ответ на этот вопрос зависит от многих факторов. Например, Ирбитский мотоциклетный завод, взявшись за реорганизацию, анализировал, как организован бизнес производителей тяжелых мотоциклов. Таких предприятий в мире единицы. На кого ориентироваться? Оказалось, что ориентироваться следует на Индию: даже индийским компаниям ИМЗ серьезно уступал по показателям, а ведущие мировые производители вообще оказались в заоблачных далях: их можно держать в голове, но не ставить задачи «догнать» в среднесрочной перспективе.

Далее надо приступить к сбору информации (см. Источники информации для бенчмаркинга).

Источники информации для бенчмаркинга

Рассказывает практик

Анастасия Татулова, директор по маркетингу компании Ralf Ringer, Москва

Один из источников информации — отраслевые выставки. Мы их посещаем, общаемся с коллегами. К примеру, два года назад нас интересовал вопрос построения структуры компании. У нас возникли проблемы взаимодействия между подразделениями маркетинга, проектирования, производства… Компания очень быстро выросла, и было сложно понять, где кончается ответственность одного сотрудника и начинается ответственность другого. Мы общались на выставках с коллегами из Европы, Китая, узнавали, как у них устроен департамент проектирования, где заканчивается разработка продуктов и начинается внедрение.

Говорит Генеральный Директор

Андрей Младенцев, Генеральный Директор ОАО «Нижфарм», Нижний Новгород

Я негативно отношусь к обмену опытом в стиле советских времен, когда приезжает делегация с какого-либо предприятия и просто смотрит, что у тебя происходит. В каждой компании свой набор факторов, который позволяет или не позволяет ей развиваться. Делегация может приехать, изучить наш опыт, но нет никаких гарантий, что он потом будет внедрен. Получается, что я и другие сотрудники компании бесцельно тратим время. Я готов обмениваться опытом со своим деловым партнером, потому что это поможет взаимопониманию и позволит улучшить нашу совместную деятельность. Но если ко мне завтра приедет делегация с металлургического завода перенимать опыт в области управления персоналом, я, скорее всего, откажу. Потому что не понимаю, зачем.

Читайте также:  модульная система триумф просто хорошая мебель

Я также не сторонник посещения конференций и участия в межотраслевых ассоциациях, где собираются представители компаний из разных сфер бизнеса. Считаю, что лучше потратить время на чтение книг, а если общаться, то предметно и по существу. Однако, несмотря на это, я горячий поклонник внутриотраслевой кооперации. Три года назад мы создали ассоциацию российских фармпроизводителей. Сейчас в ней 13 членов. Мы объединились, потому что близки по духу и верим, что совместная деятельность приносит больше эффекта, чем конфронтация. Мы с удовольствием обмениваемся информацией, причем общаются не только Генеральные Директора, но и начальники отделов. Это здорово помогает, когда мы сталкиваемся с какой-то локальной проблемой, в которой я как Генеральный Директор могу быть менее компетентным, чем линейный менеджер.

Сейчас на наших предприятиях внедряется Международная система качества. Поскольку «Нижфарм» первым начал внедрять такую систему, то мы с удовольствием раскрываем информацию другим членам ассоциации. Мы заинтересованы в том, чтобы стандарты качества российской фармацевтической промышленности повышались.

Шаг 3. Анализ информации. Следующий этап — анализ данных, в результате которого Генеральный Директор должен получить информацию, за счет чего образовался разрыв между его компанией и компанией-эталоном. Например, в случае с ИМЗ выяснилось, что, во-первых, на индийском заводе работали рабочие-универсалы — они могли выполнять большее количество операций. За счет этого сокращались простои. Во-вторых, индийский завод применял более универсальное оборудование. И, наконец, размещено оно было более компактно, что снижало затраты на содержание как самого оборудования, так и сооружений.

Бенчмаркинг

В Японии, США и других западных странах программы бенчмаркинга развиваются при государственной поддержке. Там действуют отраслевые ассоциации бенчмаркинга, своеобразные «бюро знакомств», которые созданы специально для поиска партнеров по бенчмаркингу (См. ссылки на сайты ассоциаций в разделе «Полезные интернет-ресурсы»). Считается, что благодаря такому обмену опытом выигрывает экономика страны в целом.

В 1994 году была создана Глобальная сеть бенчмаркинга (англ. Global Benchmarking Network, GBN). Сегодня она объединяет бенчмаркинговые центры 20 стран (США, Германия, Италия, Великобритания и др.). Россия стала полноправным членом GBN осенью 2004 года (в нее вступила Всероссийская организация качества).

Членство в любой из бенчмаркинговых ассоциаций обходится не слишком дорого. Так, членство в Европейском фонде управления качеством (англ. European Foundation for Quality Management, EFQM) для небольшой компании составит 1350 евро в год. К сожалению, практически все имеющиеся ресурсы — англоязычные, а потенциальные партнеры по бенчмаркингу в рамках этих клубов — зарубежные компании.

Другой пример. Проводя бенчмаркинг, сервисный центр по ремонту автомобилей обнаружил, что среднее время ремонта одного изделия в компании-эталоне в три раза меньше, чем у них. За счет чего возникло такое преимущество? Проанализировав информацию, руководство сервисного центра установило, что в эталонной компании персонал имеет более высокую квалификацию, а компания работает не только в будни, но и в выходные дни.

Шаг 4. Принятие решения. Зная причины отставания Вашей фирмы от компании-эталона, необходимо понять, как ликвидировать разрыв. Затем надо принять решение. Например, для сервисного центра по ремонту автомобилей актуально было бы набрать более квалифицированных сотрудников, сделать гибче график работы сервис-центров, наладить своевременную доставку комплектующих и т. д.

Однако слепое копирование неприемлемо. Каждое предприятие, проводящее бенчмаркинг, должно понимать, что собранная информация может подтвердить бессмысленность осуществления какого-либо запланированного проекта в силу выявленных ограничений. Например, в Вашем регионе может не оказаться квалифицированных автослесарей или удаленность сервисного центра не позволит вовремя доставлять запчасти от производителя.

И еще один важный момент. В бенчмаркинге надо обязательно соблюдать баланс между стоимостью внедрения найденных решений и их потенциальной выгодой. Даже небольшие нововведения могут оказаться невыгодными.

Говорит Генеральный Директор

Илья Хаит, Генеральный Директор OOO «Ирбитский мотоциклетный завод», Свердловская область

Ирбитский мотоциклетный завод — единственный завод в России, производящий тяжелые мотоциклы. На сегодняшний день большая часть продукции идет на экспорт в США и Европу. Мотоциклы «Урал» хорошо известны на мировом рынке. В Европе и США существует несколько клубов владельцев «Уралов». Несколькими «Уралами» владеет король Иордании Абдалла II.

Мы изучаем передовой опыт других компаний по двум причинам. Во-первых, лучше учиться на чужих ошибках, чем на собственных (это еще Бисмарк заметил). Во-вторых, чтобы стать конкурентоспособными, надо быть в чем-то лучше конкурентов. Поэтому, прежде чем поставить перед собой четкие цели, надо максимально подробно изучить, как компании-конкуренты устроены, какую бизнес-модель используют, какие у них показатели и т. д.

К сожалению, у российских компаний нам заимствовать практически нечего. Китай, Индия, наоборот, очень интересны. Темпы, которыми компании этих стран развиваются, их желание привлечь тебя в качестве клиента просто поражают. В России пока так не работают, и это очень печально. Так что для нас наиболее важен опыт зарубежных коллег: это наши основные конкуренты. Естественно, в первую очередь мы стараемся максимально подробно изучать ведущие мотоциклетные компании, такие как KTM, BMW, Ducati. Я бы не сказал, что они охотно делятся опытом. Например, нам удалось побывать на заводах KTM, но не могу сказать, что мы получили возможность их подробно изучить. Так что приходится перерабатывать большой объем информации, чтобы выудить что-то полезное. Особенно много проблем с поиском цифр, которые нас интересуют: производительность труда, численность персонала и т. п. Бывает интересно проанализировать и неудачный опыт. Например, было полезно разобраться в истории падения компании Indian.

Также мы изучаем опыт компаний, которые решали или решают сходные с нашими задачи, а именно — выход и расширение своего присутствия на рынках развитых стран (в частности, на рынке США). Поэтому нам, например, интересен опыт компании Hyundai. В каком-то смысле такие примеры, как Hyundai, дают еще и психотерапевтический эффект — ведь они же смогли!

Помимо прямых конкурентов мы интересуемся и автомобильной индустрией, особенно теми компаниями, которые предлагают «нишевый» продукт, — например, Subaru. А также изучаем опыт предприятий, которые продвигают не просто продукт, а стиль жизни (life style), — например, Starbucks.

Еще мы очень подробно изучаем построение дилерских сетей различных мотоциклетных брендов (количество дилеров, их распределение по стране, демография покупателей, экономические параметры, система размещения заказов, системы гарантий, поощрения и т. д.). Такое сравнение позволяет более четко сформулировать видение нашей собственной дилерской сети.

Собираем как количественную, так и качественную информацию. К примеру, продукты конкурентов изучаем до мелочей, вплоть до того, какие крепежные детали они используют. Это важно, чтобы приводить наш товар в соответствие с индустриальными стандартами — мы ведь, к сожалению, несколько десятилетий были оторваны от мирового опыта. Также сравниваем свою производительность труда с соответствующим показателем ведущих компаний мира. Хотя добывать информацию тяжело (в основном используются открытые источники — отчеты компаний, публикации в отраслевой прессе), она очень полезна, на ее основе можно сформулировать задачи в плане сокращения численности персонала и реструктуризации компании.

Мы готовы поделиться и собственным опытом. Чтобы пообщаться, нужно всего лишь написать мне письмо по электронной почте.

Шпаргалка для Генерального Директора

Сергей Пукович, Директор Консалтингового центра Института приватизации и менеджмента, Минск (Белоруссия)

Консалтинговый центр Института приватизации и менеджмента (ИПМ) существует с 2000 года. Занимается консультированием в области маркетинга и стратегии, оценкой инвестиционной привлекательности проектов, проводит маркетинговые исследования. Основные клиенты: представительства Sanofi-Aventis (Франция — Германия), Hygiene Kinetics (бренд Ola!) (Россия), Syngenta (Швейцария), ZTE (Китай), World Bank, компании Pierre Fabre (Франция), белорусские предприятия «Милавица», пивзавод «Оливария».

Компанией Digital Equipment Corporation была разработана структура предметно ориентированного бенчмаркинга. Она нашла отражение в так называемом шаблоне бенчмаркинга (см. схему). Этот шаблон Генеральному Директору полезно применять как своеобразную памятку или модель, на которую можно ориентироваться при проведении бенчмаркинга Вашей компании.

Зоны 1 и 2 относятся к своему предприятию, две другие зоны — к предприятию — партнеру по бенчмаркингу.

Зона 1. Что подлежит бенчмаркингу? Должны быть представлены виды деятельности, которые определяют критический фактор успеха. Иными словами, факторы, которые непосредственно влияют на удовлетворенность клиентов.

Зона 3. Кто является лучшим? Изучая партнера по бенчмаркингу, следует ориентироваться не на предприятие как таковое, а на процессы или технологии, которые на нем осуществляются.

© Интернет-проект «Корпоративный менеджмент», 1998–2021

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector