общественная организация хорошие люди

О компании

Компания «Хорошие Люди» это агентство по реализации проектов любой сложности и направленности.

Награды и достижения

kubok

«Дни выбора BTL агентств» золото BTL 2018

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

nagrady

Благодарственные письма

4

«Рождественский Караван 2014»

За помощь в продвижении продукции

Прямые продажи SIM-карт

5

За качественное и своевременное оказание услуг

Участие в акции «Аллеи креативной славы»

2

Проведение федеральной промо акции

Ежегодная премия «Лучший поставщик»

За надежное сотрудничество по проектам мерчандайзинга

1

Новогодние стенды в торговых центрах

3

Объединенные маркетинговые услуги

Реализация проектов по мерчандайзингу

Открытие новых зоомагазинов

Дегустация продукции на выставке

Консультация посетителей и стимулирование продаж компании

Реализация ежегодного мероприятия «DJI special events»

Организация мероприятия «Субботник вместе с Мола»

Реализация проекта по мерчандайзингу

Участие в торжественном открытии ТРЦ

%D0%91%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B5 %D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE %D0%9A%D0%BE%D0%BA%D0%B0 %D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%B0 %D0%9E%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81 %D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8

Организация мероприятия «Опрос Вовлеченности»

%D0%BB%D0%B5%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82

Предоставление услуг по мерчандайзингу

Предоставление услуг в сфере мерчандайзинга

Реализация проекта «Новогодний розыгрыш»

Page1

Оказание услуг в сфере мерчандайзинга

%D0%9E%D0%B1%D0%B8 %D0%9A%D0%A5%D0%9B %D0%B1%D0%B5%D0%B7 %D0%B4%D0%B0%D1%82%D1%8B

Подготовка и проведение промо акции

Page1

Реализация проектов по мерчандайзингу

Организация мероприятий в рамках проекта «Игромир»

Page1

Реализация крупнейшей технологической выставки «Digital Show»

За сотрудничество в проведении проекта

%D0%91%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B5 %D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE %D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9 %D0%A5%D0%B8%D1%82

За высокую результативность акции

За сотрудничество в проекте по продвижению

%D0%9F%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE %D0%94%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B8%D0%B9 %D0%98%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%8C%D0%B5%D1%80 %D0%9E%D0%9E%D0%9E

ООО Домашний Интерьер

За качественную подготовку серии мероприятий

За высокий уровень профессионализма

За подготовку и качественную реализацию проекта

Миссия:

Корпоративные ценности

Собственная онлайн-система контроля полевого персонала FREP

Преимущества FREP:

about kot

Одновременный контроль всех точек;

Статус работы в точках в любой момент времени;

Достоверная информация о времени работы персонала;

Просмотр персонала, задействованного в проекте;

Источник

Что такое некоммерческие организации и зачем они нужны

И где они могут взять деньги

В 2016—2019 годах я был начальником муниципального отдела по работе с общественностью в одном из регионов. В числе прочего занимался сотрудничеством с некоммерческими организациями — НКО.

Я ушел из чиновников, а сейчас состою сразу в двух местных экологических НКО. Я помогаю им взаимодействовать с властью, вести отчетность и получать гранты. В этой статье я расскажу, как устроены такие организации, где и для чего они могут взять деньги.

Что такое НКО и чем они занимаются

Если несколько человек хотят заниматься каким-то общественно полезным делом, они могут объединиться и создать некоммерческую организацию. С точки зрения закона, НКО — это юридическое лицо, которое должно иметь свой устав и отчетность. Отмечу, что юрлица тоже могут создать НКО: например, некоммерческое партнерство или ассоциацию.

Главное отличие такой организации от коммерческой фирмы в том, что НКО создают не для заработка, а чтобы делать добрые дела: помогать бездомным, заботиться об экологии, защищать права человека, проводить культурные мероприятия и даже продвигать какую-то религию. Юридически Русская православная церковь — это тоже некоммерческая организация.

Составить полный перечень всех направлений работы некоммерческих организаций невозможно: общественная жизнь и потребности людей могут быть самыми разными. Например, НКО «Друзья океана» занимается защитой морских животных, а объединение «Космопоиск» ищет инопланетные цивилизации.

Не все юридические организации, которые создали не ради заработка, относят к НКО. Садоводческие и огородоводческие товарищества, товарищества собственников недвижимости, потребительские кооперативы и политические партии — это тоже общественные организации, которые работают не для прибыли. Но по закону они не попадают под определение НКО.

Как зарегистрировать НКО

Регистрацией некоммерческих организаций занимается Министерство юстиции. Если вы живете не в Москве, то в само министерство в столице ехать необязательно: в каждом регионе есть отделения Минюста.

Для регистрации придется собрать пакет документов. Главный — устав. Прежде чем его писать, необходимо решить, как, где и чем будет заниматься организация.

Сформулировать цель организации лучше максимально широко. Если потом захотите получить грант, может оказаться, что цель в уставе слишком узкая, и в конкурсе ваша организация участвовать не сможет. Поэтому лучше писать не конкретно «поддержка матерей», «защита женщин от домашнего насилия» или «обучение женщин вождению автомобиля», а указать более абстрактную формулировку «поддержка женщин».

Целей может быть несколько, но лучше, если они будут каким-то образом связаны между собой. Заявку на регистрацию НКО, которая хочет сохранять памятники архитектуры и развивать городские пространства, Минюст, скорее всего, одобрит. Если же организация планирует сохранять памятники и одновременно учить детей играть на виолончели, то документы вернут и скажут создать две разные НКО. Еще я советую не употреблять размытые формулировки вроде «иные цели» или «иные виды деятельности»: как показывает мой опыт, такое в Минюсте не любят.

Выбрать организационно-правовую форму. Полный список всех видов НКО перечислен в профильном законе. Я советую отталкиваться от того, как именно будет работать организация. Если вы планируете собирать деньги, а затем распределять их среди нуждающихся, то лучше регистрировать фонд. Если хотите оказывать какие-то услуги, например учить женщин водить автомобиль или детей — играть на виолончели, создавайте автономную некоммерческую организацию. Если будете защищать памятники, регистрируйте общественную организацию.

Определиться с географией вашей организации. Если зарегистрировать Общество любителей вязания крючком Краснодарского края, то в последующем получить субсидию из бюджета другого региона не получится. Организация может быть и всероссийской, и региональной, и местной. Я советую исходить из того, где вы действительно планируете работать.

Придумать название, которое будет отражать организационно-правовую форму, уставные цели и географию деятельности. Если хотите защищать редких животных в рязанских заповедниках, то название может звучать так: «Рязанская региональная экологическая общественная организация защиты животных “Цапля”».

Определиться, где возьмете деньги, помещение и другое имущество. Организация может собирать членские взносы или пожертвования, получать субсидии из бюджета, участвовать в конкурсах на гранты, оказывать услуги и даже зарабатывать на своем имуществе: например, владеть акциями и получать с них дивиденды. Организация «Ночлежка», которая помогает бездомным в Москве и Санкт-Петербурге, живет главным образом на пожертвования, а многие спортивные секции — за счет оказания услуг: так зарабатывает школа айкидо в Омске.

Провести учредительное собрание, если организацию создают несколько человек или юрлиц. Факт того, что собрание действительно было, нужно подтвердить протоколом. Если НКО создает один участник, то он должен написать решение единственного учредителя. Четких требований к этим документам закон не предъявляет.

В итоге в Минюсте потребуют четыре документа:

Все документы нужно отнести в местный Минюст. Можно зарегистрировать НКО и по почте, но тогда заявление придется заверять у нотариуса.

По закону документы на регистрацию общественных организаций и движений обязаны рассмотреть за 28 календарных дней, религиозных организаций — за 6 месяцев, так как может понадобиться религиоведческая экспертиза. Для других форм НКО срок составляет 12 рабочих дней.

Часто чиновники Минюста отказывают в регистрации и возвращают документы даже из-за незначительных ошибок вроде опечатки или поставленной не в том месте точки. Я знаю про случай, когда НКО не зарегистрировали, потому что в устав вкралась опечатка «ПредседательПредседатель». Если документы вернут, ошибки можно исправить и сдать снова. Второй раз пошлину оплачивать уже не надо.

Во многих регионах существуют специальные организации для помощи НКО: ресурсные центры. Здесь посоветуют, что надо написать в уставе, помогут подобрать название и собрать документы для регистрации. Есть ли ресурсный центр в вашем городе, подскажут в муниципалитете.

Как только НКО зарегистрируют, у учредителей сразу появится обязанность вести бухгалтерию организации и отчитываться Минюсту каждый год до 15 апреля. Отчетность ничего сложного из себя не представляет, важно только помнить, что она отличается для разных организационно-правовых форм НКО.

Отчеты в Минюст

Общественные организации сдают два отчета. Первый — уведомление о продолжении деятельности, в котором необходимо указать название руководящего органа организации, место его нахождения и сведения о руководителях. Второй — отчет о финансировании из иностранных источников по утвержденной министерством форме.

Религиозные организации должны сдавать специальный отчет в Минюст, где надо указать виды деятельности и способы формирования имущества.

Прочие НКО без иностранного участия с годовым доходом меньше 3 млн рублей должны также предоставить два документа: уведомление о продолжении деятельности и уведомление об отсутствии иностранного финансирования. Строгих форм нет, все можно сдать в произвольном виде.

Прочие НКО с годовым доходом более 3 млн рублей или с иностранным участием сдают два отчета:

Несмотря на то что для небольших НКО отчеты не вызывают особых трудностей, иногда они все же бывают. Если возникнут сложности, советую обратиться в ресурсный центр в вашем городе или к юристам. Например, ассоциация «Юристы за гражданское общество» может бесплатно помочь консультацией.

Читайте также:  как поддержать человека если у него плохое настроение

Отчеты в налоговую

НКО облагаются налогами. По умолчанию все организации попадают под основную систему налогообложения — в этом случае придется платить по общей ставке НДС, налог на доходы и на имущество. Поэтому я советую во время регистрации в Минюсте вместе с пакетом документов подать заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения.

Упрощенная система налогообложения существенно облегчает жизнь НКО: если выбрать объект налогообложения «Доходы», то платить придется всего 6%. Если выбрать систему «Доходы минус расходы», ставка составит 15% от прибыли.

Чтобы перейти на УСН, в организации должно работать меньше 100 сотрудников, а годовой доход не должен превышать 150 млн рублей. Кроме того, нельзя пользоваться упрощенной системой, если больше 25% учредителей организации — другие юридические лица.

При расчете налоговой базы НКО могут не учитывать некоторые виды доходов. Например, членские взносы, пожертвования, гранты. Полный список перечислен в статье 251 налогового кодекса.

Где НКО может найти деньги

Совсем без денег некоммерческая организация работать не может: ей нужно оплачивать аренду, где-то брать транспорт, печатать листовки или брошюры. Поэтому заниматься деятельностью, которая приносит доход, НКО не запрещено. Главное, чтобы заработанные деньги тратили на достижение прописанных в уставе целей, а не распределяли между членами организации.

Деньги и другое имущество, например недвижимость, мебель или ценные бумаги, НКО могут получать от членских взносов, продажи товаров или услуг, пожертвований, грантов, а также из местных бюджетов.

Если с пожертвованиями, предпринимательством и членскими взносами все понятно, то с грантами, в том числе государственными, немного сложнее.

Кто может получить помощь от государства

Для того чтобы претендовать на бюджетные деньги, организация должна соответствовать нескольким требованиям. Главное — быть социально ориентированной организацией. В эту категорию попадают только те НКО, у которых в уставе прописаны определенные виды деятельности.

Социальное обслуживание, социальная поддержка и защита. К этому типу относят общества инвалидов, хосписы или организации, которые помогают незащищенным категориям граждан: например, центр помощи жертвам домашнего насилия «Насилию-нет».

Центр «Насилию-нет» внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. И мы обязаны вам об этом сообщать

Подготовка населения к преодолению последствий стихийных бедствий и других катастроф. Такие организации могут обучать правильно себя вести во время землетрясения или при пожаре.

Оказание помощи пострадавшим в результате стихийных бедствий, военных конфликтов, беженцам и вынужденным переселенцам. Самая известная подобная НКО — Красный Крест.

Охрана окружающей среды и защита животных. Это не только крупные НКО вроде Всемирного фонда дикой природы, но и мелкие экологические организации и приюты для животных. Например, сочинская НКО «Дельфа» занимается спасением черноморских дельфинов.

Охрана объектов исторического, культурного или природоохранного значения. К примеру, в Татарстане работает Объединенная природоохранная дружина имени Фаи Мухамадеевой.

Оказание юридической помощи гражданам и некоммерческим организациям, деятельность по защите прав и свобод человека. В Воронеже работает Центр защиты прав СМИ, который консультирует журналистов и представляет их интересы в судах.

Благотворительность и волонтерство. Как правило, подобной работой занимаются различные фонды, которые собирают деньги на лечение или организовывают добровольцев для социальных проектов. Например, фонд «Вера», который помогает хосписам.

Образование, наука, культура, искусство, здравоохранение, спорт. В эту категорию попадают всевозможные кружки, спортивные секции и даже театры. Московский театр мюзикла — тоже НКО.

Борьба с коррупцией. Самая известная такая организация — Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. В России она признана иностранным агентом.

Развитие межнационального сотрудничества, а также сохранение и защита культуры, языков и традиций народов России. Сюда относят все национальные организации, общины и диаспоры.

Патриотическое воспитание — это различные союзы ветеранов, военные клубы и даже просто краеведческие кружки.

Поиск воинских захоронений и установление имен погибших и пропавших без вести — такие поисковые отряды, которые ищут и перезахоранивают солдат времен Великой Отечественной войны, есть практически в каждом регионе.

Профилактика и тушение пожаров — это, например, добровольческие дружины. Самая известная организация — Всероссийское добровольческое пожарное общество.

Адаптация и интеграция мигрантов — эти организации помогают приезжим с жильем и работой, обучают языку, оказывают правовую помощь. В Москве такой деятельностью занимается комитет «Гражданское содействие».

Увековечение памяти жертв политических репрессий. Такие организации изучают архивные документы, собирают информацию о репрессированных, публикуют ее, устанавливают мемориальные таблички и памятники. Самая известная подобная НКО в России — «Мемориал». Она относится к иностранным агентам.

Международный Мемориал внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. И мы обязаны вам об этом сообщать

Как государство помогает НКО

Финансовую помощь от власти НКО обычно получают в виде субсидий из бюджета на реализацию социально значимых проектов. Это значит, что деньги дают не просто на то, чтобы организация продолжала работу, а под конкретное мероприятие, которое решает какую-то социальную проблему. От НКО требуют обосновать существование этой проблемы, описать, как проект поможет в ее решении и какие результаты будут достигнуты, и составить смету расходов. В нее можно включить и зарплату сотрудников, которые задействованы в проекте.

Например, в Перми НКО могут получить субсидии от местной администрации на военно-патриотическую подготовку, проведение семинаров и фестивалей и даже на празднование Первомая.

Иногда можно получить субсидию на покупку имущества, необходимого НКО. Я помогал обществу слепых получить деньги на мебель. Субсидию провели как социально значимый проект: за новым столом члены устроили серию чаепитий. Один шахматный клуб закупил наборы шахмат для проведения турниров. Соревнования прошли, а шахматы остались у клуба.

Кроме субсидий, из муниципальных и региональных бюджетов можно получать и федеральные гранты. Самый крупный грантодатель в России — Фонд президентских грантов. Требования к участникам суровые: заявку оценивают независимо друг от друга сразу несколько экспертов, форма сметы для конкурсных проектов очень сложная, а в случае победы фонд получает право контролировать расчетный счет НКО и все имущество, приобретенное за счет гранта.

Зато объем возможных субсидий в разы больше, чем можно получить от муниципалитета. Формально размер гранта не ограничен, но для новичков и небольших организаций, планирующих реализовать проект в пределах одного поселка или города, лучше просить не больше 500 тысяч рублей. Критерии оценки проектов от НКО на такие суммы менее жесткие, чем для тех, кто хочет миллионы.

Кроме Фонда президентских грантов, деньги на конкурсной основе выделяют и другие организации. Православные НКО могут подать заявку на грант в фонд «Соработничество», популяризаторы русского языка — в «Русский мир», экологи — в российское отделение Всемирного фонда дикой природы. Недавно Фонд Владимира Потанина объявил конкурс на поддержку НКО, работающих с социально незащищенными и уязвимыми группами людей в условиях распространения коронавируса.

По своему опыту знаю, что обычно чиновники заинтересованы в том, чтобы НКО участвовали в грантовых конкурсах. Количество заявок от каждого муниципалитета в Фонд президентских грантов — один из критериев оценки работы администрации с гражданами. На языке чиновников это называется конструктивной общественной повесткой. Если из города не было ни одной заявки, значит, мэрия не работает с общественностью. Поэтому муниципалитеты и региональные администрации периодически устраивают семинары для НКО, где рассказывают, как правильно оформить заявку на грант, на что обращают внимание эксперты Фонда, как отчитываться за полученные деньги.

О чем нужно помнить, если НКО выдали бюджетные деньги

Надо контролировать все расходы. Советую нанять бухгалтера, который будет следить за финансами. Я сталкивался с обидными ситуациями, когда по невнимательности сотрудники организации теряли чеки или направляли деньги на нужные для проектов, но не указанные в заявке расходы. Я знаю историю, когда корейская диаспора в Приморье получила субсидию на проведение Чхусока — национального праздника. За бюджетные деньги арендовали концертный зал, пригласили музыкантов, сшили костюмы. А еще купили продукты для национального блюда сонпхён. Кулинарной статьи расходов не было в смете, и деньги за продукты пришлось возвращать в бюджет.

Вовремя платить налоги. Отсутствие долгов перед налоговой — обязательное условие для НКО, которые подают заявки на гранты или бюджетные субсидии. Я знаю случаи, когда организация вовремя вносила все платежи в бюджет, но из-за ошибки налоговой у нее появлялись долги. Чтобы избежать таких ситуаций, советую перед подачей заявки на грант поинтересоваться в налоговой, все ли в порядке.

Внимательно читать договор на предоставление субсидий. Иногда в этих документах пишут странные вещи. Например, в договоре может быть указано, что НКО не имеет права покупать товары и заказывать услуги для проекта за пределами конкретного региона.

Сначала читать, потом подписывать

Читайте также:  для чего нужно хорошее зрение

Соблюдать сроки отчетности по грантам и субсидиям: из-за просрочки в один день могут потребовать вернуть все деньги, хотя они уже потрачены.

Сохранять все чеки и договоры. Неиспользованные средства придется вернуть в бюджет, а если на какую-то вещь нет чека, то государство сочтет, что вы ничего не покупали.

Трижды подумать, прежде чем получать гранты или пожертвования из-за границы. Это не запрещено, но такая НКО автоматически получает статус иностранного агента. Это влечет за собой массу неприятных последствий: например, организации придется везде указывать, что она иностранный агент. А еще к таким НКО предъявляют жесткие требования по ежегодной отчетности, которую надо сдавать в Минюст.

Ассоциация «Юристы за гражданское общество» провела исследование и выяснила, что содержание такой НКО обходится дороже в среднем на 273 тысячи рублей в год. Это деньги, которые организация тратит на подготовку всех требуемых Минюстом документов. Кроме того, если обычную НКО могут в течение года не проверять вообще, то иностранного агента ждут постоянные визиты контролеров.

В следующей статье расскажу про личный опыт получения субсидии для НКО.

Источник

Добро за деньги: как заработать на социальном проекте

755403973327814

Социальное предпринимательство обычно ассоциируется с пожертвованиями, краудфандингом и просьбами о помощи в соцсетях. Между тем неготовность рассчитывать на собственные силы — самый надежный могильщик проектов. О том, почему социальный бизнес не только может, но и должен зарабатывать, рассказали основатели проектов и члены экспертного совета номинации «Менеджер в социальной сфере» Премии РБК 2018.

Те же правила

«Я хотела спасти деревню Малый Турыш. Можно было пойти по пути НКО, но кто будет помогать людям, которые живут в никому не известном месте? Поэтому моя изначальная установка была: нужно что-то производить, чтобы ни от кого не зависеть. Если ты зарабатываешь деньги и уже на эти деньги потом делаешь что-то хорошее, ты ни перед кем не обязан отчитываться.

Я исходила не из того, чем выгодно заниматься, а из того, что у меня есть. У меня было: очень много меда, леса, поля, куча дикоросов. Сама я мед не ем, потому что в детстве меня им перекормили. Поэтому я хотела придумать из этого меда и ягод что-то такое, что мне будет по кайфу есть. И если у меня получится угодить такому привередливому человеку, как я сама, то получится понравиться и другим. Вот такая была гипотеза.

Как проект стал социально ответственным? В каком-то смысле это было неизбежно: если ты ищешь сборщиков ягод в деревне, вряд ли откликнутся 30-летние, потому что это муторная работа, которая требует прилежания. Когда я обратилась к жителям и сказала, что мне нужны ягоды, первыми откликнулись бабушки. И сейчас в основном работают они — хотя этим летом, например, среди 230 наших сборщиков было уже 50 подростков.

Когда мы формулируем свое уникальное торговое предложение, мы не говорим, что мы полезные и экологичные, а отвечаем на совсем другой вопрос: зачем мы это делаем? И, как мне кажется, когда бизнес вместо надоевшей фразы «мы производим натуральный продукт» говорит: «Этот продукт помогает нам развивать деревню и менять облик нашей страны», — целевая аудитория отзывается гораздо активнее. Наша аудитория — это зрелые люди, у которых есть пожилые родители. Все прекрасно знают, что в деревне сейчас плохо. И человек покупает банку меда не только потому, что он вкусный, но и затем, чтобы изменить жизнь в стране».

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello Honey​

В конце 2013 года Гузель Санжапова запустила производство крем-меда Cocco Bello Honey в деревне Малый Турыш Свердловской области. Таким образом ей удалось обеспечить работой пожилое население отдаленной деревни.

«Правила игры для социального бизнеса точно такие же, как и для любого другого. Разница лишь в том, что создатели социальных проектов порой вынуждены мириться с тем, что доходность у них будет несколько ниже, чем в чисто коммерческом проекте. Зато на уровне идеи можно проявлять креатив — идеи могут быть такими, какие в обычном бизнесе просто не возникнут.

Например, есть такой британский ресурс Сudo Donate, который предлагает обычным людям задействовать их технику для майнинга криптовалюты. У каждого из нас есть дома компьютер, мощности которого большую часть суток простаивают. Доходы от продажи криптовалюты, которую добыли с помощью компьютеров обычных граждан, проект переводит благотворительным организациям — за вычетом 20%, которые оставляет себе. Деньги получаются из воздуха! Никто — ни бизнес, ни «клиент», которым являетесь вы, — почти ничего не тратит. Единственное, за что вы платите, — электроэнергия, которую потребляет ваш компьютер. При этом бизнес зарабатывает, благотворительные организации получают пожертвования, а вы делаете добро, по большому счету ничем не жертвуя.

Или есть очень интересный российский проект Meet For Charity. Это онлайн-аукцион встреч с известными людьми. Этот проект тоже берет комиссию, а основную часть денег переводит на счета благотворительных фондов. У них разыгрывается от пяти до десяти аукционов в неделю. Чем прекрасен этот проект? Дополнительная ценность создается практически на ровном месте!

Я являюсь членом совета «Рыбаков Фонда». В свое время фонд инициировал Philtech — образовательную программу для социальных технологических стартапов. Среди ее выпускников, например, проект «Сурдо-онлайн» — мобильное приложение для слабослышащих. Это облачный сервис для сурдоперевода в онлайн-режиме, работающий на обычном планшете. Его устанавливают аэропорты, аптеки, магазины, клиники, чтобы облегчить глухим и слабослышащим людям доступ к своим услугам. У проекта интересная бизнес-модель. Сервис абсолютно бесплатный для конечных бенефициаров — людей с нарушениями слуха. Как же команда монетизирует проект? За сервис платит бизнес, привлекающий с его помощью целый сегмент новых клиентов. В результате все в выигрыше: и бенефициары, и бизнес, и сам стартап.

Можно долго спорить о том, что такое социальный бизнес. Я считаю, что таким можно считать любой бизнес. На мой взгляд, и Google, и Facebook решают социальные проблемы. Правда, они параллельно порождают новые, но это другой вопрос. Идеально, когда бизнес создает ценности там, где их не было бы, если бы не нашлось благотворительной идеи. Уверен, что в ближайшее время грань между социальным и классическим бизнесом сотрется. Многие благотворительные организации будут эволюционировать в сторону гибридной модели».

Дмитрий Дикман, основатель и генеральный директор консалтинговой компании Group 36, эксперт Премии РБК​

Одежда и надежда​

«Наш фонд «Второе дыхание» занимается переработкой ненужной одежды, и нам требуется определенная инфраструктура: склады, сортировщики, грузчики, различная техника — штабелеры, конвейеры, прессы. В таких делах краудфандинг работает тяжело: покупка пресса за 200 тыс. руб. — это ведь не операция для трехлетнего ребенка. Даже попавшие в сложную ситуацию взрослые вызывают у людей больше сочувствия, чем какие-то абстрактные штуки вроде метана, который выделяет на мусорном полигоне твой синтетический свитер.

755403977358335

Есть, конечно, возможность получить гранты, но она очень ограничена: например, от Фонда президентских грантов можно получить не более 10 млн руб. в год, а гранты мэра Москвы — это не более 2,5 млн руб. Если ты хочешь расти и развиваться, этих денег точно не хватит.

В этих условиях собственная предпринимательская деятельность для социального проекта — это путь к независимости. Ты можешь браться за любую социальную и экологическую проблему, даже если она непопулярна, — ведь у тебя есть средства для ее реализации. Если мы хотим создать инфраструктуру для переработки сотен тонн старых вещей в новые материалы, а не отправлять их на мусорные полигоны, нам нужны средства, которые мы можем заработать сами.

Поэтому фонд «Второе дыхание» часть собранной одежды продает и тем самым окупает переработку старых и заношенных вещей в плохом состоянии. Сейчас примерно половина того, что нам сдают, — это ветошь, которая идет на переработку. Это часть убыточна для нас, потому что переработчики платят нам существенно меньше, чем мы тратим, чтобы собрать, отсортировать, отгрузить. Плюс в этом году мы решили выходить на регионы: у нас большой совместный проект с IKEA в 11 городах, растет объем сбора — соответственно, нам нужно еще больше денег, чтобы все это организовать. 10–30% вещей нам приходится продавать.

Это нужно, чтобы не возникало ситуаций, как у многих фондов, когда ты потерял бесплатное помещение в центре Москвы, в котором, например, инвалиды делали поделки. Фонды начинают писать в соцсетях: «Ой-ой-ой, что же делать? У нас теперь нет дома, надо закрыть пять месяцев просроченной аренды», — и многие люди присылают им деньги. Но системно проблема не решается, и на следующий год повторяется та же история: никто не думает про развитие, про то, что зарплаты должны быть конкурентные, чтобы приходили нормальные специалисты, а не те, кого отверг коммерческий рынок. Моя задача как руководителя организации — создать интересные вакансии, чтобы с нами работали профессионалы.

Читайте также:  на гребне волны 1991 хороший перевод

Изначально я старалась, чтобы все процессы нашего некоммерческого проекта функционировали как бизнес-процессы в обычных организациях. Например, у нас четко выстроена логистика: действует автоматизация путевых листов, есть маячки на машинах и понимание, сколько водители потратили на поездки, есть датчики на контейнерах для сбора одежды, которые нам сообщают, что ящики переполнены. Если мы благотворительный фонд, это не значит, что у нас сидит добрая женщина-волонтер на линии и бесплатно курирует бесплатного же водителя. Только деньги гарантируют скорость и качество работы.

Нам часто говорят: «Вы получаете вещи на халяву, а потом их еще и продаете!» Но чтобы получить эти вещи, нужно как минимум выплачивать зарплату координатору, который будет договариваться с компаниями уровня Uber, Google, IKEA о том, чтобы стать их партнерами. Для этого нужно пройти немыслимое количество проверок, встреч и презентаций. Никто не задумывается о том, сколько мы тратим на инфраструктуру. Например, ящики для сбора вещей (в Москве их сейчас более 50) идут к нам из Германии, потому что, как оказалось, в России невозможно заказать контейнер, который нормально сконструирован — не будет течь, ржаветь — и при этом стоит адекватных денег.

На самом деле у нас все то же самое, что и в обычном бизнесе, просто задача не в том, чтобы заработать дивиденды для владельцев: вся прибыль реинвестируется в развитие инфраструктуры или идет на развитие соцпроектов, которые сами по себе не могут окупаться. В прошлом году более 25% своего бюджета фонд заработал предпринимательской деятельностью».

Дарья Алексеева, лидер проекта Charity Shop и создатель благотворительного фонда «Второе дыхание»

В 2014 году Дарья Алексеева создала магазин ​Charity Shop, который продает брендовые вещи в благотворительных целях. Годом позже предпринимательница основала фонд «Второе дыхание», который занимается сбором ненужной одежды в Москве​.

«В недавнем исследовании «Зарубежный опыт развития социального предпринимательства и возможность его применения в России» Института экономической политики Егора Гайдара приводится классификационная шкала разных форматов социального предпринимательства, разработанная международной организацией «Глобальный мониторинг предпринимательства». На шкале два полюса — социальный и коммерческий. На первом находятся проекты, для которых социальная цель важнее, чем коммерческий результат, — НКО и благотворительные организации. Они существуют на пожертвования граждан, гранты, иные формы помощи. На другом полюсе — коммерческие предприятия. Для них главный смысл — получение прибыли, но при этом у них могут быть и социальные цели, которые они декларируют и реализуют за счет части прибыли.

Между полюсами есть еще два формата. Первый — некоммерческое социальное предприятие: оно зависит от государственной и иной финансовой помощи, но объединяет свою социальную миссию с внедрением инновационных подходов. Экономическая устойчивость таких предприятий может частично обеспечиваться рыночной реализацией товаров или услуг, связанных с социальными задачами. Второй формат — так называемое гибридное социальное предприятие — решает важную для общества проблему инновационным способом и при этом само зарабатывает средства, которые инвестирует в свое развитие. Такие предприятия реализуют свою социальную миссию прежде всего за счет рыночных механизмов.

755403978477370

Ответ на вопрос, может ли социальное предприятие быть успешным, лежит на этой линейке. НКО с элементами социального предприятия и гибридное социальное предприятие в развитых экономиках обычно успешны. Почему в России они сталкиваются с проблемами, которые мешают им стать успешными? Дело в общей предпринимательской атмосфере. Если бизнес-климат не позитивен, а возможности потребителей скромны, страновые риски и экономические проблемы ложатся на социального предпринимателя тяжелым грузом».

Светлана Миронюк, профессор практики Школы управления «Сколково», исполнительный директор «PwC Россия», куратор номинации «Менеджер в социальной сфере» Премии РБК

Старый, но не дряхлый

«Проекты для инвалидов могут быть только благотворительными. Но у нас другая история — пожилые люди, и мы не скрываем, что зарабатываем на них деньги. Где-нибудь в Швеции за дом престарелых платит государство. Но если бы у нас кто-то открыл социальный бизнес, который бы не вылезал из убытков, я бы очень сильно напрягся: какие интересы преследует человек, который помогает всем подряд «за так»?

Пожилых людей мы делим на три группы. Есть вполне самостоятельные: сами могут себе кашу готовить утром. Им скорее нужно наблюдение, профилактика болезней. Вторая группа — те, кто поступил на бытовую реабилитацию: инсульт или инфаркт случился, или ногу сломал человек, и тогда его на время помещают к нам в пансионат. Таким нужно человеческое общение, забота: например, человек после инсульта перестал ходить, и его надо заново учить, как ребенка. Третья группа — те, кто нуждается в паллиативной помощи, — люди с деменцией, с Альцгеймером, после третьего инсульта, онкологические больные. Таким лучше уже не станет, но заботиться о них нужно еще долгие годы.

У всех этих людей есть родственники, дети, и они заинтересованы в том, чтобы уход был хороший. Они не готовы отдать свою маму в какой-то приют при церкви, где нет ни стандартов, ни гарантий качества услуг. Когда люди платят, они вправе все это требовать. И я считаю: хорошо, что мы берем деньги и за это гарантируем людям, что за их родственниками присмотрят. И чем больше люди платят, тем выше их ожидания — это своеобразная благодарность своим родителям за хорошее детство.

Идея открыть сеть пансионатов для престарелых возникла в 2008 году, когда я волонтерил — вместе с врачом ходил к одиноким бабушкам: помогал умываться, делать кардиограмму и все такое прочее. Однажды нам попалась лежачая пациентка 86 лет. У нее была мечта — попасть в больницу. Она говорила о больнице, как о рае: там за ней будут смотреть, разговаривать с ней. В какой-то момент она забылась — встала и стала ходить по квартире. Оказалось, что никакая она не лежачая. Врач мне потом рассказал, что пожилые люди от скуки часто придумывают себе больше болезней, чем есть на самом деле.

Мы с ним пришли к выводу, что самое главное для пожилых — это возможность активной жизни: они должны быть востребованны, им нужно общение. И я решил сделать такие пансионаты, которые будут заниматься досугом стариков — неважно, чем и насколько серьезно они больны. Мы стараемся в старости раскрыть все их таланты. Но для этого надо снять у них болевые эффекты, кормить их правильно, чтобы не было проблем с пищеварением, даже ногти стричь им время от времени — для большинства это проблема. И вот приходит к бабушке в палату баянист, и она думает: а почему бы не пойти потанцевать?

755405289936208

Государственная помощь, впрочем, у нас в России тоже присутствует. С 2014 года действует закон 442-ФЗ: если человек признан нуждающимся в уходе, часть затрат на его содержание субсидируется из бюджета. 60% людей у нас живут по госпрограмме».

Алексей Маврин, основатель и генеральный директор сети пансионатов для пожилых людей «Опека»

Алексей Маврин в 2008 году основал сеть частных пансионатов «Опека», специализирующихся на содержании и лечении пожилых людей. В сети уже девять пансионатов: семь в Санкт-Петербурге и Ленинградской области и два в Москве.

«Большинство социальных предпринимателей — это те, кто решил бороться с какой-то проблемой после того, как сам с ней столкнулся или с ней столкнулись его близкие. Сейчас проектов стало значительно больше, и само направление общественно значимого предпринимательства привлекает все больше сторонников. Цель таких проектов иная, чем в бизнесе. Но с точки зрения инструментов продвижения и реализации продуктов и услуг я не отделяю эти проекты от бизнес-проектов.

При выборе направления социальный предприниматель, как и в обычном бизнесе, должен проанализировать рынок и риски, определить конкурентов и аудиторию своего проекта. Будут ли его товар или услуга востребованными там, где он собирается развивать проект? В чем сильные и слабые стороны проекта, какие у него возможности, с какими угрозами он может столкнуться? Социальное предпринимательство должно иметь устойчивую бизнес-модель. Проект обязан выйти на самоокупаемость.

Часто бывает так, что есть и замечательная идея, и аудитория под нее, но человек не обладает возможностями для реализации своего бизнес-плана. И в благотворительности, и в социальном предпринимательстве остро необходим сильный управленец. Зачастую социальные бизнесмены — это люди, которые горят идеей, но не обладают базовыми знаниями, которые помогут им вывести проект на рынок. Желательно, чтобы в команде проекта был человек с бизнес-образованием, который обладал бы пониманием, как выстроить рабочий процесс, наладить производство, логистику, поставки. От этого зависит судьба всего проекта».

Ольга Попова-Качелкина, директор направления «Социальные коммуникации и КСО» КРОС, эксперт Премии РБК

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector